ГлавнаяИстории в камне«Истории в камне»: Зелёное кольцо славы Севастополя
«Истории в камне»: Зелёное кольцо славы Севастополя
Исполнилось 80 лет с начала восстановления Севастополя после Великой Отечественной войны. Его хотели отстроить не только как город-памятник в честь защитников и освободителей, но и город-сад. Проектировщики предложили окружить центр «зелёным кольцом Славы», где деревья и цветы будут не только выполнять свои природные функции, но и подчёркивать величие сталинской архитектуры. И такое кольцо получилось, правда, с разрывами. Новый выпуск из цикла «Истории в камне» посвящён зелёному строительству.

Редкая возможность — никуда не торопясь посидеть в тени платановой аллеи, посмотреть старые фотографии и вспомнить, как сажали в Севастополе новые виды растений и переживали за каждое: приживётся ли? Надежда Дятел и Татьяна Мошан занимаются благоустройством больше 40 лет. Начинали в совхозах «Севастопольский» и «Декоративные культуры», сейчас трудятся на предприятии «Парки и скверы», которому, можно сказать, повезло иметь в штате работников с таким опытом. И Надежда Григорьевна, и Татьяна Ильинична — без преувеличения — знают в городе каждое дерево и каждую клумбу. 

«Все растения, которые здесь районированы, выдерживают засуху, солёные ветра, они все выживают, — рассказывает Надежда Дятел, мастер цеха закрытого грунта предприятия „Парки и скверы“, бывший главный агроном совхоза „Декоративные культуры“. — Пришельцы, которых мы пытаемся адаптировать здесь, например, ленкоранская акация, которая очень радует. Берёза — это северное растение, очень влаголюбивое. Да, оно приживается, но редкие случаи: если нет влаги достаточной, берёза никогда не порадует людей. Если даже каштаны наши не поливаются, то у них коричневеют листья».

То, что крымская земля плодородна: как у Чехова «посади оглоблю — вырастет тарантас», всего лишь миф. Надежда Григорьевна и Татьяна Ильинична, как никто другой, понимают, что без должного ухода на песчанике под палящим солнцем не будет расти даже трава. Город в этом убедился ещё в 1944-1945, когда после освобождения от фашистов было решено восстановить зелёное убранство. Привезли тысячи саженцев, их массово высадили в каменистую неподготовленную почву, не поливали, потому что не было ещё никаких систем орошения, и большинство засохло в тот же год. Но с мечтой создать город-сад севастопольцы не расстались. 

Марина Соловьёва, главный специалист отдела информации и использования документов городского архива, уже 8 лет собирает материалы, связанные с зелёным поясом Славы. То, что выложено на этом столе, лишь десятая часть проектов по созданию в центре парков и скверов. Отправной точкой стала статья Тамары Алешиной, которая больше 40 лет возглавляла городской плановый отдел. 

«Фактически от неё полностью зависело, как спланирована будет жизнь города, и на протяжении многих лет была председателем Мичуринского общества содействия садоводству, виноградарству и виноделию. И это была не формальная какая-то организация. К 1960-му году, как пишет Тамара Александровна, вступили 45 юридических лиц в эту организацию, она насчитывала больше 5 тысяч членов, — говорит Марина Соловьёва. — Она описывает, как по инициативе руководителей города и Севастопольского городского комитета партии была поднята вся общественность Севастополя, всех людей призвали целенаправленно вести работы по озеленению». 

Зелёная зона по контуру Центрального городского кольца

Если посмотреть на карту, получится как зеркало с ручкой. Ручка —это Исторический бульвар, который перетекает в скверы от площади Ушакова вдоль всей Южной бухты. Продолжается Приморским бульваром, а от Артиллерийской бухты зелёные аллеи устремляются к Комсомольскому парку. Он же, по проектам начала 50-х, должен был дотянуться до улицы Восставших — нынешней Адмирала Октябрьского, и выйти к площади Ушакова, к скверу у гостиницы «Украина». 

Почему кольцо не получилось сомкнуть, мы расскажем, основываясь на исторических документах. Не совсем корректно говорить, что зелёный пояс был идеей советских проектировщиков — скверы в центре начал разбивать ещё адмирал Лазарев в первой половине XIX века, и после Крымской войны озеленению города тоже уделялось много внимания. 

«Уже тогда в генеральных планах было принято кольцо городское формировать вокруг наших основных оборонительных линий, сохранить их, озеленить, украсить, потому что это места поклонения, славы, — объясняет Наталья Мильчакова, заслуженный эколог России, заведующая лабораторией фиторесурсов Института биологии южных морей. — Поэтому, когда мне говорят, давайте посадим пальмы, послушайте: у нас город-герой, у нас две героические обороны, и у нас величественные кедры — это величественная слава русского флота. Поэтому, когда мы говорим: давайте украсим, а давайте подумаем о том, как создавался этот зелёный каркас, и почему в Севастополе преобладают именно величественные хвойные деревья». 

Самой пышной и торжественной площадью города должна была стать нынешняя площадь Ушакова, до 1954 года носившая название Коммуны. Парадный въезд в центр предполагалось обустроить как раз здесь со стороны улицы Гоголя. 

«В планах города было на месте современного кинотеатра „Дружба“ построить гигантский дворец труда и профсоюзов, въезд по улице Гоголевской оформить помпезной аркой, — рассказывает Марина Соловьёва. — Этот архитектурный ансамбль с одной стороны обрамлялся Матросским клубом и библиотекой имени Толстого, с другой стороны — восстанавливаемым комплексом жилкомбината №1, и в таком же величественном стиле — жилые дома по улице Советской». 

Самый зелёный город страны

Как продолжение Исторического бульвара на склоне Южной бухты архитектор Никита Сдобняков предлагал обустроить двухъярусный сквер с широкой лестницей, ведущей к Красному спуску. Вход на неё он предлагал оформить пропилеями. От этого проекта 1951 года осталась лишь центральная аллея, которая ведёт от Матросского клуба к библиотеке: никаких дорожек с фонарями, скамейками, малыми архитектурными формами ниже неё нет. 

Сейчас уже мало кто обращает внимание и задумывается, почему площадка перед входом в библиотеку круглая. Это место Никита Сдобняков выбрал для фонтана с круглой чашей. Такая же площадка есть и чуть дальше — в сквере воинов-интернационалистов. Там предполагался не только фонтан, но и прямоугольный бассейн. Но оба этих проекта канули в несбывшееся. 

«Ни один из проектов скверов или парков, предполагаемых к строительству, без фонтанов не обходился, — поясняет Марина Соловьёва, — он должен был обеспечивать здесь сплошную систему водополива и обеспечить водоснабжение. Фонтаны ведь рассматривали не просто как архитектурную форму в парке или сквере, это была часть водонапорной системы, обеспечивающей постоянный полив этих зелёных насаждений». 

После смерти Сталина от помпезных архитектурных проектов отказались, но зелёные зоны остались, пусть и с более скромной планировкой. Да и в севастопольцах не пропало желание сделать город уютным и цветущим. На субботники, где разбивали клумбы, массово сажали деревья, выходили моряки Черноморского флота, работники предприятий, школьники и учителя, черкасовские бригады домохозяек. В городском архиве и музеях немало фотографий, где жители запечатлены с лопатами в руках. 

«В период с 1952 по 1957 годы каждый год закладывалось от 20 до 30 тысяч деревьев и кустарников, — говорит Наталья Мильчакова, — максимальное количество посадок составляло в год 1 млн 400 тысяч экземпляров — такой цифры ни в одном субъекте России в послевоенный период не было, поэтому по количеству зелёных насаждений на душу населения Севастополь к 1961 году занимал первое место, у нас было 26 квадратных метров при норме 10». 
«Тамара Александровна пишет: мы должны сделать город-сад, — добавляет Марина Соловьёва. — Исходя из этого, они планировали высаживать деревья, которые дают крону широкую, тенистые зоны отдыха, при этом будут устойчивы к жаре, к минимальному количеству влаги. Но ещё и фруктовыми деревьями, виноградниками засаживать Севастополь, придомовые территории, чтобы каждый, проходя по улице и во дворах, мог увидеть абрикосы, черешню, яблоки, алычу, и мы сегодня всё это видим». 

Так, например, предлагалось утвердить план озеленения на 1959 год: высадить почти 55 тысяч деревьев и 64 тысячи кустарников. Про цветы нет ни слова, потому что они не влияют на показатель зеленых насаждений на душу населения, даже если в городе несколько тысяч клумб. Но, если рабочие руки были, то где взять саженцы в разрушенном войной городе?

«Везли отовсюду: город-герой Одесса поставлял эти величественные платаны, Днепропетровск, с Кавказа везли — какой город ни возьми, были крымские саженцы: Ялтинский Никитский ботанический сад», — рассказывает Наталья Мильчакова.
«Строились разные теплицы, бельгийского типа, крытые сверху, на много соток, со стеллажами, это всё готовилось к выращиванию цветочной рассады, — вспоминает Надежда Дятел, мастер цеха закрытого грунта предприятия „Парки и скверы“, бывший главный агроном совхоза „Декоративные культуры“. — Раньше совхоз не занимался ни кустарниками, ни деревьями — они просто выращивали цветочную культуру, срезочную культуру, комнатные цветы, потому что было 8 магазинов от этого предприятия по городу, где можно было купить срезанные или комнатные растения». 
«Я бы хотела, чтобы в городе снова засияли розы. В то время было очень много роз, — это уже воспоминания Татьяны Мошан. Она, как и Надежда Дятел, работает сейчас мастером цеха закрытого грунта на предприятии „Парки и скверы“. — Был на площади Ушакова „Коралловый сюрприз“. Роза, которая начинала цвести с апреля-месяца и заканчивала уже в морозы. Декабрь-месяц, а она ещё цветёт. Хочется, чтобы город более насыщен был розами».

Клумбы как произведения искусства

Один из принципов озеленения в Севастополе — непрерывное цветение с марта до декабря. Цветочные рисунки на клумбах — традиция, сохранившаяся с советских времен. Узоры нужно было менять каждый год. 

«У нас в те годы собирался художественный совет — 7-5 человек, которые рисовали, был инженер-декоратор, который давал нам снимки, и мы по этим снимкам с листа наносили непосредственно на цветник, на землю, — рассказывает Татьяна Мошан. — Делаем рисунки с клеенки, с разной фурнитуры, потому что это очень тяжёло каждый рисуночек перенести на землю». 
«Клумбы должны быть очень яркими, поэтому мы подбираем такой перечень и семян, и растений, которые были бы яркими на клумбах, — добавляет Надежда Дятел, — чтобы город радовался, жители радовались, чтобы это было очень красиво».

На подпорной стене Матросского бульвара из цветов создавали портреты Нахимова и Ленина, непременно с политическими лозунгами той эпохи.  В старых фотоальбомах севастопольцев и самих озеленителей немало фотографий на фоне фигурно обрезанных кустов. Лавровишня превращалась в птиц, дельфинов, якоря, тыквы и вазы: настоящие произведения садово-паркового искусства. Вечно-зелёных топиариев тогда ещё не было: только руки мастера и живое растение. 

«Может, учителя перевелись, которые могут научить молодёжь стричь правильно, — предполагает Надежда Дятел. — Потому что к кусту нужно тоже подходить как к человеку, зная, что, если он не навредит ему, всё будет хорошо». 

Чем больше сажаешь, тем больше приходится обрабатывать от болезней и вредителей. На вооружении озеленителей были цистерны на базе ГАЗ-53. Это не нынешние ранцевые опрыскиватели. Насекомые в ужасе разбегались уже при виде такой машины. Да и вредители, можно сказать, были свои, родные — зарубежные саженцы с чуждой нам энтомофауной начали завозить позднее.

«Брали польский материал, он весь заражённый лубоедом, и спасти такие растения практически невозможно, — переживает Татьяна Мошан. — Там надо уколы, специальные ядохимикаты вводить под кору, потому что если короед входит в кору, то этот входит вглубь луба, откладывает там яйца, и его практически не видно и тяжело вывести». 

Ленинский сквер в два яруса и в два раза длиннее

На одной улице старались сажать деревья одного-двух видов, чтобы создать ощущение целостности. Так Нахимовский проспект стал аллеей шаровых акаций и платанов, Большая Морская — робиний и катальп. Сочетали листопадные и вечнозелёные деревья. Одним из главных критериев была их высота. 

«У нас город входит в зону экстремальной жары, поэтому любая низкорослость не будет защищать население от пыли, от испарения, мы будем подвержены прямой солнечной нагрузке», — объясняет Наталья Мильчакова. 

По причине низкорослости растений был отклонен и первоначальный проект сквера между библиотекой Толстого и художественной школой, выполненный архитектором Самбуровой. Ещё один — до конца неосуществленный — проект планировки Ленинского сквера, сейчас мы его знаем как сквер комсомольцев. Марина Соловьёва показывает проект архитектора Виктора Петропавловского: эта зелёная зона должна была протянуться до улицы Таможенной, то есть до нынешней треугольной площади перед банком «Россия». 

«Этот склон планировали обустроить аллеями, скамейками для отдыха, и запланировано было определённое количество деревьев и кустарников именно на склоне и укрепление склона, и создание зелёного убранства этой территории, — показывает архивные документы Марина Соловьёва. — То есть, весь склон представлял собой вот такой своеобразный фасад центральной части города, если смотреть на него с прибывающих в Южную бухту кораблей».

Непосредственно берег Южной бухты у кромки воды тоже должен был стать прогулочной зоной, к которой спускались бы многочисленные лестницы с фонарями и скамейками. Там, где сейчас стоит памятник комсомольцам, Виктор Петропавловский планировал поставить пирамидальный обелиск славы. Вдоль аллей — бюсты русских и советских писателей, потому что в доме №27 по улице Ленина тогда находилась Морская библиотека. А про фонтан и бассейн мы уже рассказывали. Проект отклонило Управление по восстановлению Севастополя при Совете Министров СССР. Единственное, что от него осталось — ротонда со смотровой площадкой, правда, в плане архитектор называет ее аркадой. 

Здесь планировалось возвести комплекс административных зданий Черноморского флота, но в начале 60-х трест «Севастопольстрой» забрал этот пустующий участок под дворец культуры строителей. Рядом вместо пирамидального обелиска поставили лаконичную стелу в честь тех, кто поднимал город из руин. В общем, на этом месте Ленинский сквер и оборвался. 

Каким мог быть Комсомольский парк?

Зелёное кольцо оказалось разомкнутым не только в этом месте. Комсомольский парк тоже не дотянули до нынешней улицы Адмирала Октябрьского, хотя на месте бывшего Одесского оврага не предполагалось возводить здания — не было тогда таких строительных технологий, позволяющих возводить дома на насыпном грунте.

«Овраг представлял головную боль для местных врачей и санитарной службы, это была глубокая ложбина, по дну которой протекала зловонная река из отходов местных жителей, сливаемых из домашних хозяйств, — поясняет Марина Соловьёва, главный специалист отдела информации и использования документов архива Севастополя. —  В городе было принято решение — овраг городской ликвидировать. Для этого самосвалами строительный мусор из разобранных завалов привозили туда, и таким образом засыпали этот овраг».

Планировку парка разработали архитекторы Ларионова и Меньшиков под руководством Павла Кумпана, который проектировал жилые кварталы по соседству — на улице Генерала Петрова. До 1966 года она называлась улицей Константина. Зелёное пространство должно было стать живым памятником молодым защитникам Севастополя, и за воплощение в жизнь этого проекта взялись комсомольцы Сталинского района города, потому парк — Комсомольский. Он сразу задумывался как семейный, детский — с аттракционами, игровыми зонами, спортивными площадками и опять-таки фонтаном. 

«Вся территория парка в Одесском овраге была разбита на три секции: секция А, секция Б и секция В, — показывает на плане Марина Соловьёва. — И если с этими двумя первыми секциями, которые начинались от улицы Восставших и шли вдоль оврага, более-менее понятно, потому что это была пустая территория, здесь можно было что-то планировать, то секция В — район Артиллерийской бухты и площади, где еще оставались остатки Колхозного и Мелочного рынков — все это отводилось в далёкую перспективу до создания нового Центрального городского рынка». 

Когда приступили к воплощению, уже сформировалась паромная переправа, она потянула за собой строительство подъездных путей и парковки, да городские постройки с другой стороны потихоньку откусывали территорию, отведённую под парк, что он так и не вышел к площади Ушакова. 

Это лишь первое — самое маленькое зелёное кольцо, а их в Севастополе несколько. Во второе входят Малахов курган с Ушаковой балкой, скверы в Гагаринском районе, парк Победы, ну, а третий зелёный пояс преимущественно из хвойных пород создавали уже работники лесхозов вокруг всего города.

Ольга Щирица, Виталий Козловский, Светлана Баева, Инна Ермак, Иван Фролов

Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку?
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии

Минимальная длина комментария - 50 знаков. комментарии модерируются
Информация
Для комментирования требуется
Комментариев еще нет. Вы можете стать первым!