Ночлежка для бездомных может появиться под Сахарной головкой

16.09.2018 16:35

Те, кто приезжает в Севастополь увидеть и почувствовать историю, равнодушными никогда не остаются. Но есть и то, что очень портит впечатление от города. Да и сами жители тоже это отмечают: в последнее время резко увеличилось количество людей без определенного места жительства. Проблема эта знакома большинству городов мира, но у нас она пока систематически не решается. А зря, потому что с людьми, которые по разным причинам оказались на улице, просто необходимо работать, за этим стоят не только общие гуманистические идеалы, но и определенный цивилизационный уровень развития города. И пока волонтеры ищут подходящее здание для размещения бомжей, и необходимое финансирование, люди, потерявшие почти всё, кроме надежды, пока остаются беспомощными. Репортаж Евгении Квашниной.

- "Больно?" - спрашивает волонтёр.
- "Больно!" - отвечает бездомный мужчина.
- "Терпи. Могу подуть, хочешь?"

У тридцативосьмилетнего Бориса - эпилепсия на фоне алкоголизма. Падает, получает синяки и ссадины несколько раз в неделю. Прямо на земле открывают импровизированный медпункт волонтёры.

"Я девчонкам на самом деле благодарен. Спасибо им. А то была бы полная хана", - говорит Борис.

Иногда волонтёры и бездомные знакомы много лет. Но перемены в их судьбах добровольцы видят редко.

"Есть люди, которым действительно нужна помощь. Они и хотят этого, и стараются для этого. А есть люди, которые, ну вот они привыкли настолько жить в таком ритме, что они вот: нет, мне не надо, у меня все нормально. Тяжело, конечно. Иногда запахи о-о-очень сильные, очень неприятные. Но делать, делать-то надо..." - рассказывает волонтёр проекта "Сердце Севастополя" Мария Шеремет.

Когда дело совсем плохо, вызывают скорую помощь. Чтобы попасть туда, где кормят и тепло, некоторые люди сами наносят себе раны. Если причина для госпитализации есть, случается так, что бездомный может прописаться в больничной палате надолго.

"Ни родственников, ни документов нет - лежит у нас. Мужчина неизвестный. Он не говорит, не может ни сказать, документов нет", - рассказывает медработник.

В больнице они проводят иногда по нескольку лет. Даже когда медицинская помощь уже не нужна, без постоянного надзора оставить нельзя. Кто-то один занимает палату, рассчитанную на троих.

"Как правило, это люди, которые до этого вели асоциальный образ жизни. Они, в общем-то, бывают неспокойные, не совсем культурные в общении. Не соблюдают и, в общем-то, гигиену", - говорит Светлана Еленская, исполняющая обязанности заведующего терапевтическим отделением городской больницы №3.

Тех, кого выписать нельзя, стараются оформить в дом-интернат для престарелых и инвалидов. Где есть своя очередь.

"Во! Всё-таки 2 ноги. И стою - руки свободны. А то постоянно были заняты чем-то. Вот ходить научусь, будет вообще хорошо!" - говорит Валерий Озернюк.

Иногда разорвать порочный круг получается. В тяжелой депрессии сорокапятилетний Валерий Озернюк месяц голодал под кладбищенским забором и дважды пытался покончить с собой. Вытащили волонтёры. Собрали деньги на протез.

"Руки освободятся - уже что-то могу делать. Потому что специальностей у меня в принципе много: и строительных, и часы умею ремонтировать, отец учил. И сварщик, и шпаклёвщик, и кафель кладу. Как-то надо жить дальше. Может ещё семью новую заведу," - рассказывает мужчина.

Валерия согласился приютить реабилитационный центр для наркозависимых, там есть психологи, которые помогут справиться с депрессией. Затем - в свободное плавание.

"Таких людей очень много. К сожалению, помочь мы можем не всем. Потому что у нас просто нет ресурса это сделать. Нам некуда их отвезти, их не принимают. В больнице они оставаться не могут, потому что у большинства, как у Валеры например, нет документов Российской Федерации", - говорит Анна Ларионова, волонтёр движения "Сердце Севастополя".

У Нели Власенко документы есть. В них - печать о прописке. А на деле из собственного дома её выгнала невестка. Из коммунальной квартиры, где женщина снимала угол, тоже просят уехать. Вещи помогают вынести уполномоченный по правам человека и волонтёры.

Пожилую женщину везут в частный приют, где ей дадут комнату и сделают временную регистрацию. Дальше только дом-интернат, но без подписи сына туда не возьмут. А он Нелю Ивановну и знать не хочет.

"Столько меня гоняли, что я ещё не ощущаю, что на месте, - говорит Неля Власенко. - Она мне сказала: вы хотите, чтобы мы нашли сына? Я говорю: конечно, хочу. Я всё сделаю. Я говорю: вы ему скажите, пусть как он не прячется, а хоронить ему придётся".

В Севастополе о комплексном подходе к вопросу бездомных говорят уже три года. Будет это временный центр или постоянный приют ещё не определились, но программа минимум - дать кровать и горячую пищу тридцати людям в сложной ситуации.

"На данный момент уже пересмотрено большое количество зданий, которое предлагало ДИЗО [Департамент по имущественным и земельным отношениям]. На примете уже есть несколько зданий, которые могли бы послужить этой цели. И сейчас ведём переговоры", - говорит уполномоченный по правам человека в Севастополе Павел Буцай.

Адреса держат в секрете, чтобы не ставить под угрозу переговоры. Специфика выдвигает зданию ряд условий: отдалённость от жилых домов, транспортная доступность, возможность соблюдать там санитарные нормы. Но, говорят, решение близко как никогда. Если на этот, очередной, раз удастся договориться. А пока волонтёры хотят повторить в Севастополе петербургский проект "Ночлежка". Огромную палатку стоимостью сто тысяч рублей хотят развернуть в районе Сахарной головки. В ней будут места для сна, возможность поесть и погреться. И требованиям такая ночлежка будет соответствовать. Только существовать придётся вновь на деньги добровольцев.

Евгения Квашнина, Антон Терёшкин

Ночлежка для бездомных может появиться под Сахарной головкой
Поделиться: